Рейтинг@Mail.ru
Мнение
26 июня 2020

РПЛ
Тренер-вожак. Почему "Локомотив" с Марко Николичем может добиться прогресса

Артур Гаямов
Усиление опорной зоны, покупка второго форварда даже при условии ухода одного из братьев Миранчуков помогут новому тренеру «Локомотива» сколотить боеспособный коллектив, готовый выжимать максимум. Николич известен тем, что даёт результат, поэтому будет интересно понаблюдать за его этапом карьеры в России
В начале века мы могли наблюдать своего рода тренд на креативных атакующих полузащитников. Фигу, Роналдиньо, Тотти, Джеррард диктовали моду и сами по себе были настолько боеспособными единицами, что как бы демонстрировали – можно легко играть в футбол без нападающих.

В те времена было несколько очень заметных и даже великих форвардов, но они скорее были исключениями, выбивающимися из общего правила. Так, основой французской команды, победившей на Евро-2000, были Виейра и Зидан; греки на Евро-2004 ещё более явно подчеркнули текущую тенденцию, так как не нашлось игроков на острие атаки, которые справились бы с обороной Рехагеля; Италия в 2006-м – это Пирло, Гаттузо, Тотти и Дель Пьеро. И только Зубастик в 2002-м выбивается из этого ряда. Но на то он и «феномен».

Можно продолжать приводить примеры и из клубного футбола, но общий смысл, думается, и так понятен. Можно ограничиться тем, что, раз мы говорим о «Локомотиве», и привести в пример розыгрыш Лиги Чемпионов, где «железнодорожники» достигли наибольшего успеха – это сезон 2003/04, в котором победы добился прекрасный «Порту» Жозе Моуриньо, а главными креативщиками той команды были Деку и Дмитрий Аленичев, и каждый из них отметился голом в финале турнира, поставив крест на надеждах «Монако».

Таким образом, многие пробовали построить свою игру, основываясь на утверждении «скажи мне, какая у тебя полузащита, и я скажу, какая у тебя команда».

Хавбек – это, пожалуй, самая интересная позиция на поле. В зависимости от умений полузащитников можно пробовать выстроить совершенно различные варианты игры.

Сегодня это утверждение может показаться спорным, но важно понимать, что мы говорим немного о другом футболе. Если в наши дни очень многое завязано на различных тактических трендах – прессинг, смена позиций, подключения крайних защитников, то даже всего 15-20 лет назад футбол был несколько проще. Возможно, это отчасти было продиктовано тем, игроки каких позиций вызывали на тот момент наибольшее восхищение. Как уже говорилось, это, прежде всего атакующие хавы.

Кроме того, если сегодня много внимания уделяется максимальному объему работы латералей, то тогда многие стремились развивать разносторонних опорников по образцу Пирло и Виейра, которые могли бы являться оплотом разрушительных действий в центре поля, а также быть мощной силой при начале атаки и делать разрезающие пасы низом или длинные диагональные передачи на любую дистанцию.

При таком раскладе несколько обесценивались техничные форварды, а интерес проявлялся скорее к столбам и габаритным нападающим, которые могли бы цепляться и бороться за верховые мячи и доставлять их тем подключавшимся хавбекам, которые были сильны в завершении.

В принципе, это довольно стандартная и универсальная модель игры, часто используемая, если набор умений исполнителей не позволяет придумать какой-то оригинальный вариант. Только Бордаласу в «Хетафе» удалось сделать из силовой игры искусство, но это уже отдельная тема.

В нашем случае этот вариант был эффективен как для не слишком сильных коллективов, так и для клубов весьма приличного уровня. Разница только в том, что команды, располагавшие мощной линией полузащиты, могли использовать умения силового форварда как запасной вариант, а основой игры был именно креатив хавбеков.

Так играл и Юрий Сёмин. «Локо» того образца чем-то напоминал фэнтези-футбол. Было ощущение, что команда специально экономит средства на нападающих как на ненужной позиции и делает ставку исключительно на креатив, исходящий из центра поля, в крайнем случае – на быструю игру флангами.

Это было во многом оправдано – середина поля с опорой в лице Маминова и созидателями Лоськовым и Измайловым была сопоставима с уровнем европейской элиты. И «Локо» таким образом удавалось добиваться успеха, потому что Лоськов мог не только отдавать пасы, но и завершать атаки.

В центр поля обязательно подбирались игроки с сильным дальним ударом, и они сами себе были форвардами (это применимо и к другим нашим клубам, например, рекордсменом по числу голов в высшем дивизионе России является Олег Веретенников, атакующий полузащитник с невероятным ударом – прим. «Реджиста»).

В передней же линии часто действовали футболисты весьма посредственного уровня, и, как уже говорилось, их единственной задачей, по сути, было силовое давление и борьба за мячи, которые не смогли протащить из глубины хавбеки.

Так или иначе, тот «Локомотив» был прекрасен, но можно только догадываться, насколько ещё прекраснее он мог бы быть, если бы к игрокам с искусным пасом были приставлены техничные форварды, умеющие взаимодействовать с линией полузащиты, открываться под такие мячи и на должном уровне противостоять оборонительным порядкам команд уровня Лиги Чемпионов.

«Локомотив» новейшего образца представляет собой что-то очень похожее, если не полностью идентичное той команде. Есть Алексей и Антон Миранчуки, есть Гжегож Крыховяк, они делают игру. Смолов, ввиду невостребованности, уехал в аренду, и остался один силовой Эдер, не слишком умеющий создавать моменты сам, но ведущий борьбу и способный скинуть мяч подключающимся партнёрам. Для Сёмина это идеальный ростер, и в рамках РПЛ «Локо» действительно вернулся на лидирующие позиции.

Однако теперь этого уже мало для того, чтобы хоть чего-то добиваться за пределами внутреннего чемпионата, где по составу и возможностям явно сильнее «Локомотива» только один соперник. Такая модель игры с треском провалилась в Европе два сезона подряд. Команде необходимо усиление двух линий и кардинальные изменения в структуре действий на поле. Надо полагать, под эти потенциальные новшества и был приглашён молодой и амбициозный Николич.

Серб с юных лет целиком и полностью посвящён своей работе. Он ездит по Европе, наблюдая за работой разных тренеров, смотрит разные чемпионаты и считает это неотъемлемой частью ремесла, с чем согласятся далеко не многие, особенно циничные менеджеры.

Сам по себе он старомоден, но в плане игры должен, с учётом большого багажа накопленных знаний, являть собой симбиоз тренерских мыслей и успешно применять их на поле в максимально современном виде, при этом не забывая и о более традиционных схемах и методах ведения игры.

Николич способен раскрывать игроков и действовать, исходя из имеющегося материала, максимально эффективно используя сильные стороны футболистов. Это очень важный момент, который тонкой нитью проходит сквозь весь опыт работы серба.

Пожалуй, довольно наглядный пример работы Марко – чемпионство «Партизана» 2016/17. Там результат достигался за счёт силовой борьбы – того, чего в перспективе в новой модели игры «Локо» кажется уместным стараться избегать. Но важно рассматривать тот сезон именно с точки зрения эффективности.

К примеру, «Партизан» хоть и забил ощутимо меньше своего главного соперника, но пропустил всего 22 мяча в 37 матчах. Результата удавалось добиваться исключительно благодаря использованию длинных передач, не насыщая при этом атаку количественно и оставляя укреплённой оборону.

Вероятно, этот метод был использован не просто так, а являлся оптимальным, если не единственно возможным для достижения успеха. Кроме того, «гробари» совершенно не были фаворитами того первенства. Регулярную часть сезона «Партизан» завершил на второй позиции, и лишь в финальной пульке за счёт победы над «Црвеной Звездой» в личной встрече сумел обеспечить итоговый трёхочковый перевес.
О какой-то эффектности говорить не приходится – два из трёх мячей в том матче были забиты со стандартов, заработанных благодаря пресловутому силовому давлению. Кроме того, очевидно, что та команда довольно эффективно умела действовать на контратаках, то есть Николичу удалось использовать все не очень многие скрытые умения своих игроков и сделать «тёмную лошадку» чемпионом.

Что-то похожее получилось у серба и в Венгрии, где его «Видеотон», бывший на момент прихода Марко в тени, не только выиграл чемпионат, но и знатно пошумел в Европе.

Однако модель игры здесь кардинально отличалась от белградской. Нащупал её серб не сразу, но когда стал использовать, результат не заставил себя долго ждать. Поначалу Николич пробовал более атакующие варианты, но остановился на схеме 4-4-2 с построением ромбом в центре поля. Сам он говорил, что просто исходил из возможностей тех игроков, что были в команде, и не более того, но теперь эта схема трактуется как его любимая, и, пожалуй, в этом есть доля правды. Во всяком случае ключевыми моментами стали построение игры в центре и максимальная сбалансированность схемы.

Николич стремится к гибкости и этим отличается от тренеров, в игре которых имеет место какая-то одна модель, под которую всё подстраивается. В этом смысле есть разительное отличие как от игры, где полузащита является сама себе командой и должна выполнять все функции на поле, а другие игроки лишь дополняют схему количественно, так и от современных построений, где атаки практически невозможны без использования фланговых защитников, их навесов и смещениям к центру. В нашем же случае есть явное желание сочетать оба варианта и, в том числе, действовать, исходя из умений соперника и ситуации на поле.

Как уже отмечалось, сербский тренер способен подстраиваться под обстоятельства и плясать «от печки», то есть от имеющихся в наличии игроков, но это не значит, что у него в голове нет идеала, на который он хочет ориентироваться. По его же словам, таким идеалом является футбол Маурицио Сарри. Определённые исходные данные для построения такой игры в «Локо» у Николича, в принципе, есть.

Железнодорожники любят владеть мячом и располагают игроками, способными направлять атаки в нужное русло. Эта довольно смелая модель игры, как правило, актуальна только для команд с очень высоким уровнем исполнителей, и не факт, что Николич будет рисковать и в полной мере с ходу претворять свои идеалы в жизнь с «Локо», тем более на короткой дистанции и в условиях высокой цены ошибки. Но структура игры, которую можно применить в «Локо», поразительно подходит сербу.

При одном-двух новых игроках могут сильнее раскрыться ключевые футболисты средней линии. Например, усиление в опорной зоне поможет еще чаще задействовать в атаке Крыховяка и Баринова, которых можно будет освободить от части оборонительной работы. Кроме того, имеющихся нападающих можно использовать шире. То есть, даже с самого начала Николич вполне способен, раскрыв новые стороны игроков, построить интересную и эффективную игру. До этого он не располагал такими возможностями в плане мастерства игроков.

Так или иначе, можно предположить, что уже в текущем первенстве Николич способен выжать из неплохого и временами действующего явно ниже своих возможностей состава что-то интересное.

Однако, чтобы всё работало максимально красиво, многофункционально, эффективно и так, как это способен выстроить серб, не хватает некоторых деталей. Отсутствие Смолова и неясность с его будущим, а также возможный уход братьев Миранчуков (или одного из них, допустим, Антона) значительно оголяют переднюю линию «Локомотива», а достаточным набором умений, необходимых для разнообразной организации должного уровня атакующих действий, как представляется, обладают далеко не все хавбеки, хотя нельзя исключать, что кто-то с приходом сербского тренера сумеет раскрыться с новой стороны.

Есть Крыховяк и Баринов, но этого всё равно недостаточно, прежде всего, количественно, для работы центра поля на действительно разноплановом уровне. Для претворения в жизнь новаторских идей Николичу в любом случае нужен как минимум ещё один подобный Крыховяку игрок, действующий из глубины, который, условно говоря, сможет стать дополнительным связующим звеном между линиями.

Кроме того, очевидно, что не помешал бы ещё один чистый центральный форвард и атакующий хавбек, либо нападающий, способный действовать в оттяжке. Вдобавок нужна будет замена Хёведесу, и желательно, чтобы это был защитник если не молодой, то в любом случае быстрый, так как высокая игра предполагает наличие таких футболистов в обороне.

Всё это звучит слишком уж идеально, поэтому предметные разговоры пока что имеются только о переходе Милана Баделя. В принципе, поначалу может вполне быть достаточно и этого, учитывая уровень и опыт хорвата. Прежде всего потому, что создаст Николичу определённый выбор. Наличие одного чистого разводящего опорника и мощной двойки в центре поля, способной выполнять оборонительную работу, но при этом не слишком играть с оглядкой назад – это близко к тому самому балансу, который, как признаёт Марко, он считает основой успеха в футболе вообще.

Особенно острым остаётся вопрос с нападающими. Человек, имеющий в достаточной степени консервативные взгляды на футбол, почти наверняка не захочет строить команду без мало-мальски классического страйкера. И даже если это будет просто столб, при стремлении к сбалансированной игре он тоже должен быть максимально интегрирован в структуру. К примеру, если форвард борется за верховые мячи, то должен выигрывать большинство таких единоборств. Иначе в чем смысл?

При наличии явного потенциала в центре поля едва ли серб будет смещать акцент игры на фланги. Тем не менее, сейчас идет речь о пополнении команды бывшим форвардом «Оренбурга» Деспотовичем, который отлично играет на втором этаже. Но, пожалуй, серб всё же более разноплановый игрок, в отличие от того же Эдера.

В списке потенциальных новичков также значится поляк Аркадиуш Реца, который может заменить на левом фланге обороны соотечественника Рыбуса.
Примерно так может выглядеть вариант игры по новой модели при глубокой обороне (при условии, что один из Миранчуков всё же покинет клуб)
Задача двух «восьмёрок» при игре без мяча будет заключаться, прежде всего, в сохранении компактности между линиями. При этом один может опускаться к нижнему в ромбе опорнику, а другой – прессинговать.
Один из вариантов при владении мячом – высокое подключение крайних защитников, центральные хавбеки обеспечивают связь между линиями
В структуре Николича в таком варианте фланговые игроки способны смещаться к центру, «восьмёрки» играют больше сдерживающую роль, а глубинный хавбек является основным организатором атак, он должен обладать отличным первым пасом. При таком расположении у него должно быть пять вариантов для передач.
Другой вариант, когда центральные хавбеки располагаются чуть выше, – для силового давления или использования их техники на подступах к финальной трети
В зависимости от соперника и умений собственных игроков «восьмёрки» могут выдвигаться высоко в атаку. При этом крайние защитники не должны располагаться слишком глубоко, ведь здесь задача не допустить разрывов лежит на них. Если контратака пошла через центр с помощью длинного заброса, то нужно сместиться ближе к нижнему опорнику для подстраховки.

Очевидно, что для реализации всех этих задумок в идеальном их воплощении и для минимизации рисков нужно много скоростных и тактически подкованных футболистов. Но, думается, учитывая то, что ранее Николич не работал с игроками уровня сегодняшнего «Локо», поначалу ему будет более, чем достаточно имеющегося сейчас.

Есть совершенно различные и абсолютно противоположные мнения как по поводу факта назначения Николича, так и по непосредственно по его работе. Понятно, что сам приход рассматривается через призму увольнения Сёмина, но в том, что касается опыта работы Марко, мнения настолько же противоположны, насколько разной была его работа в Сербии и Венгрии.

Кто-то считает, что Николич вообще играет в сугубо оборонительный футбол на результат. Это, конечно, не так, и во многом продиктовано именно довольно специфическим опытом работы Марко в «Партизане», а с учётом венгерского периода кажется вообще абсурдным утверждением.

Есть ведь и более расширенная характеристика от хорошо знакомых с новым тренером «Локомотива» людей, дающая понять, что, по всей видимости, эта концентрация на действиях в защите или, по крайней мере, желание играть максимально внимательно, продиктовано именно стремлением если не всегда к позиционно высокому, то как минимум к смелому футболу, а также к пресловутой эффективности действий на поле:

«Первое, что Николич требует от игроков, это тактическая дисциплина. Особенно в обороне. Защитная линия в его командах очень сильная и стабильная. Он обожает контратаки, его команды лучшие в быстром переходе из обороны в атаку. Защитники действуют агрессивно, а когда перехватывают мяч, игроки сразу же выбегают в атаку и в считанные секунды добираются до ворот соперника», - говорит словенский журналист издания Ekipa 24 Деян Митрович.

Реализация идей на практике может иногда страдать, но отрицать стремление Николича к следованию современным тактическим трендам довольно трудно. Близкие ему идеи популярны уже сегодня, и он старается их использовать. Александр Чистяков рассуждает о том, что будет активнее применяться тренерами в ближайшие годы, и здесь есть близкое Николичу:

«В схеме 4-3-3 будет выраженный опорник и два мозговых центра между ним и линией атаки из трех человек. Понятно, в такой формации поменяются задачи защитников, которым придется выдвигаться выше для создания высоких блоков в альянсе с опорным полузащитником, но все это реально и уже существует — например, когда Де Брюйне и Давид Сильва играют на одной линии с Родри за спиной. Конечно, такая схема требует не только смелости, но и подбора игроков с соответствующими качествами», - пишет Чистяков.
Назначение Марко напоминает историю с работой Черчесова в варшавской «Легии». Помимо опыта работы в Европе, немаловажным фактором, мотивировавшим поляков позвать Станислава, было наличие психологии победителя. Черчесов привык стремиться к максимальному результату как в России, так и в Австрии, где он провёл большую часть игровой карьеры, а затем обучался и тренерскому ремеслу.

Ставка сработала – нынешний рулевой сборной наладил дисциплину и вернул болтавшейся в середине таблицы «Легии» чемпионство и статус лидера польского футбола. Но затем разругался с руководством из-за того, что ему не хотели покупать игроков под Лигу Чемпионов, и ушёл.

В нашем случае есть предпосылки для полного повторения этого сценария работы. Но хочется верить, что всё будет не только так же интересно, но и мирно. Ведь выбор кандидатуры Николича был осознанным и давно запланированным, с ним встречались лично, а значит, должны быть какие-то договорённости и общий дальнейший вектор, по которому должна развиваться команда.

Помимо прочего, этому должен поспособствовать исключительно короткий период адаптации. В силу эрудированности Николич явно обладает достаточными знаниями как вообще о нашем чемпионате, так и конкретно о своих новых подопечных. Да, имеют место довольно ограниченные ресурсы, высокая конкуренция и необходимость добиваться результата в кратчайшие сроки. Но схожесть менталитета, умение находить общий язык с игроками и достаточно высокая степень доверия руководства должны позволить сербу эффективно работать с самого первого дня на новой должности.

Что касается самого Николича, то для него сам факт назначения в «Локомотив» – уже огромный шаг вперёд. Теперь задача сербского тренера заключается в том, чтобы развиваться вместе с командой.

В Венгрии Марко столкнулся с тем, что его чересчур рискованная игра приводила к тому, что соперник нередко ловил на контратаках. Таких ошибок нужно обязательно стремиться избегать на новом месте работы. Надо полагать, возможностей для этого должно быть больше просто потому, что «Локо» на порядок выше классом. И, если в итоге всё сложится и приведёт к результатам, не исключено, что в будущем Николича ждёт ещё один большой шаг в карьере.
Вы можете поддержать наш проект. Все средства направляются авторам материалов
Читайте также